Мужество признавать свои ошибки

М

Способность встать на точку зрения другого — свойство редких натур. В науке так часто бывает, что ученый, отстаивающий потерявшую актуальность парадигму, никак не может примириться с мыслью, что теория устарела, и на смену ей приходит новая. За примерами далеко ходить не надо: в физике со времен Аристотеля прочно закрепилась точка зрения, что естественное состояние тела — состояние покоя; концепция Коперника о гелиоцентрической картине мира разбивалась об обывательский здравый смысл, а теория происхождения видов в результате естественного отбора Дарвина противоречила внутренним убеждениям верующего. Пуанкаре был противником теории множеств Кантора, а Эйнштейн не мог допустить копенгагенскую интерпретацию квантовой механики.

Чего уж говорить о простаках, которые не желают менять точку зрения, перестраивать свое мышление и признаваться в собственных ошибках, когда факты свидетельствуют против того, что они с жаром отстаивали? Можно наблюдать поистине удивительное явление: люди отказываются принимать очевидное, так интерпретируя действительность, чтобы она умещалась в прокрустово ложе их верований и предпочтений. Самый яркий тому пример — Дональд Трамп и его позиция относительно России.

Казалось бы, какие еще доказательства нужны его сторонникам, чтобы убедить их в приверженности нового президента курса на сближение с Россией? На это указывает, во-первых, риторика его самого и его советников, а во-вторых, что самое важное, — сам принцип, сама концепция его политической программы, которая утверждает приоритет американских задач перед общемировыми. Отказаться от вмешательства в дела других стран, если это противоречит интересам США, сконцентрироваться на проблемах Америки, перестать создавать себе головную боль, вмешиваясь в региональные политические конфликты — основные тезисы, с которыми кандидат от республиканцев шел на выборы, которые устраивали большинство американцев во время предвыборной гонки и позволили ему победить.

Дональд Трамп не испытывает к путинской России ни любви, ни ненависти, как многие ошибочно полагают, ровно то же самое нейтральное чувство разделяет он и к Украине. Республиканская партия не считает путинскую Россию своей угрозой в той мере, в какой СССР был противником США эпохи Рейгана. В то время существовало фундаментальное противостояние двух взаимоисключающих политических систем. Очевидно, что государство, декларирующее мировую революцию, уничтожение класса буржуазии и помещиков и установление диктатуры пролетариата, представляло смертельную опасность для капиталистического общества.

Рационализм и здоровый эгоизм — вот основные черты Трампа, и именно за эти свойства его и выбрали в президенты. Наивно полагать, что новый американский президент будет руководствоваться в своих действиях альтруистическими мотивами или личными предпочтениями. Если современная политическая ситуация такова, что проще дружить с кем-то, чем конфликтовать с ним, то второе будет предпочтительнее.

Трамп, декларирующий, что естественное поведение мужчины — схватить за задницу красивую женщину, понимающую, насколько трудно отказать миллионеру, выглядит гораздо искреннее в глазах миллионов американцев, чем «лживая» Клинтон, уверяющая, что толерантность — безусловное достижение американской цивилизации. Большинство людей на Земном шаре не приемлет толерантность, и это вполне естественно. Потому, что гораздо проще ненавидеть, чем любить, легче бросить в беде, чем помогать, быть нетерпимым более в природе нашего биологического вида, чем проявлять терпение.

Американец, уставший от толерантности, с удовлетворением примет нетерпимость, особенно если дозволение на это будет спущено с самого верху, — это вполне закономерно. Если альтруизм и необходимость защищать слабого надоели, приелись, осточертели большинству американцев, если они оказываются невыгодны, поскольку сулят серьезные убытки, он очевидно будет исповедовать здоровый эгоизм. В этом и состоит вся риторика Трампа в отношении России, и полностью и безусловно соответствует запросам его избирателей. Ничего здесь дурного нет, кроме того, что это дурно для Украины и соседей России, которые понимают всю опасность такой политической позиции.

Отсюда вытекает, что из двух проблем: помогать Украине в обмен на конфликт с более серьезным противником, или поддержать Россию в обмен на неодобрение Украины и Евросоюза, Трамп предпочитает второе, что он и озвучил вполне искренне. Поступок совершенно оправданный, если рассуждать с точки зрения сиюминутной выгоды и голого рационализма. Действительно, нет ничего позитивного для Америки в противостоянии с Россией, как ни прискорбно это признавать. Гораздо более опасный для США противник Китай — соперник экономически более сильный, нежели Россия, и до сих пор руководимый коммунистической партией, если кто забыл. Выбрать Россию в качестве союзника для борьбы с Поднебесной — наиболее разумное для Трампа решение. И ровно это и озвучивает новый американский президент. И ровно этого не желают слышать его сторонники, которые ждут-не дождутся, когда же он снимет маску и проявит себя в отношении России по-настоящему. Только вот как? Потому что никаких логических оснований вести себя иначе у Трампа попросту нет.

Facebook Comments
Shares 0

2 comments

  • Всё вроде логично, но вот только главный противник Трампа не Китай и не Россия, а Конгресс.

  • Все точно, але я добре пам’ятаю крутих пацанів з пейджерами.
    Багато, таке враження, з ними і залишилися.

Подписаться на блог по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях в этом блоге.

Join 226 other subscribers

Recent Posts