Кольцо Сансары

К

В аптеке было четыре окошка, а работало всего одно. Как всегда, – подумал с тоской Николай Иванович. – Как и сто лет назад на Руси. Он вздохнул. Пивка бы, после вчерашнего. Перед ним стояло 2 человека. Впрочем, торопиться ему было некуда. Он снова пересчитал деньги. 345 биткоинов. – А вдруг подорожало? – предположил Николай Иванович, хотя последнее подорожание было лет пять тому назад. Всё может быть – стал убеждать он самого себя.

Когда подошла очередь, Николай Иванович сунул голову в окошечко и негромко сказал, не хотелось, чтобы сзади слышали.
– Будьте добры, упаковку суицидина.
– Паспорт, пожалуйста, – попросила его провизор, дама лет пятидесяти, таким равнодушным совершенно тоном, как будто он покупал аспирин.

Прежде суицидин продавали без паспорта. Вообще, еще раньше, лет тридцать назад, когда только свергли Путина, и все идиотские запреты в стране отменили, и стали ориентироваться на просвещенный Запад, подняли вопрос об эфтаназии. И даже по сравнению с либеральными демократическими государствами сделали такой шаг, который мало кто из прочих осмеливался делать.

Почему, задали вопрос, уходить из жизни могут только неизлечимые больные? А разве душевные страдания менее тяжки? Посему, после недолгих дебатов разрешили индивидуальные самоубийства и предусмотрели упрощенный порядок их совершения; и на медикаментозном уровне препараты разработали, и внедрили. И продавать начали всем, кому не лень.

Но, как обычно, после расцвета свободомыслия, приходит на Руси время консерваторов. И стали закручивать гайки, и разрешили отпускать только с 40 лет. Дескать, вот минует акмэ, и тогда, после кризиса среднего возраста, и кончайтесь себе на здоровье.

Провизор проверила возраст и спросила: – Предпочитаете мажор или минор?
– Давайте, синенький, – ответил Николай Иванович.
– Триста сорок пять.
Он всучил деньги.

Взял коробку и пошел быстро из аптеки. Но, вместо того, чтобы идти к дому, двинул в другую сторону, к скверу. Там на скамейке его ждал Паша, сосед.
– Держи.
– Вот, спасибо. Выручили.
Паша дал ему на две бутылки пива, и Николай Иванович побежал в магазин.

Паша вернулся в дом.
– Ну, что? – спросила Зина, караулившая его чуть не на пороге.
– Ок.
Паша покрутил ей перед носом коробкой.
Оба были студенты. С одного курса. Психфак университета.

– Я прямо сейчас хочу, – сказала она.
– Наркоманка, что ли?
Оба засмеялись. Паша пошел на кухню. Сейчас предстояло самое сложное – разделить таблетку на восемь частей. Достал весы и поварской тесак.
Зина пока разделась и стала на кровати раком.
– Я готова.
– Иду, – ответил он из кухни.

Он принес два стакана с разведенной в красном вине микстурой, по 1/8 суицидина в каждом. Один дал ей, второй выпил сам. Она покрутила задом, приглашая. Паша отвесил звонкую оплеуху её ягодицам, лизнул, и вошел. Спустя пару минут началось.

Квартира раскрылась пополам, как плод созревшего граната. С неба заиграла музыка, мягкая на ощупь и сладкая, как губы возлюбленной. Вокруг кровати, зашелестев листьями, и источая дивные ароматы, выросли вверх стебли фантастических цветков. Запах из раскрытых бутонов был такой насыщенный, что им можно было наесться. Красота была столь неописуемая, что оба любовника разрыдались от счастья и, перекувырнувшись, слились в объятьях и повисли в воздухе, между небом и землей.

Цветы ласкали ноги любовников, гладили лепестками спины, теребили соски, щекотали бедра, лизали шеи и покрывали тела сладострастными поцелуями.
Семя проросло из лона, вошло стеблем в Зину, вышло цветком из её рта, его поймал губами Паша и впустил в себя. Оно проникло внутрь и образовало замкнутое кольцо Сансары, которое начало своё волшебное вращение.

– Я умираю! – закричала Зина. Она увидела перед собой туннель, в конце которого горел яркий свет.

Facebook Comments
Shares 0

Добавить комментарий

Подписаться на блог по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях в этом блоге.

Join 224 other subscribers

Recent Posts