Заблудившийся почтовый голубь

З

В одном английском городке жила очень красивая девушка. А в другом, неподалеку от первого, обитал довольно известный литератор, который писал детские стихи. И этот поэт вёл совершенно уединенный образ жизни, и переписывался со своим издателем с помощью почтовых голубей, которые легко и быстро относили его рукописи до типографии. Жил он плодами своего писательского труда в небольшом домике с маленьким садом, вставал поздно, пил кофе, сваренный ровно из семидесяти семи зёрен, садился в саду в кресло-качалку и, любуясь тюльпанами, писал свои вирши.
И вот, однажды, промозглым английским осенним вечером, когда непогода заволокла путеводные звезды мокрым листопадом, его голуби сбились с дороги и заблудились. И доставили письмо совсем не издателю, куда оно должно было попасть, а той самой красивой девушке. И она отворила листы, и прочитала написанную анапестом небольшую любовную элегию. И тут же поняла две вещи: во-первых, что письмо предназначалось, вовсе не ей, и во-вторых, что она, кажется, влюбилась в автора этих строк.

Потому, что стихотворение было настолько чудесным, что повторив его только семь раз, красивая девушка уже выучила его наизусть, а само послание было написано таким изящным почерком, который ей больше всего на свете нравился. Рукопись была сделана на рисовой бумаге, которая показалась девушке самой чудесной из всех бумаг в мире, а голубь, принесший по ошибке письмо, такой милый, что ей захотелось поцеловать его в клювик.
И девушка отправила голубя обратно, снабдив его запиской, в которой сообщала первоначальному отправителю об ошибке, а стихи переписала в свою тетрадочку, хоть и не было в том уже никакой необходимости, поскольку запомнила их на всю жизнь. Поэт, получив рукопись обратно, учтиво и в рифму поблагодарил дактилем красивую девушку за помощь. Так между ними завязалась переписка.

Каждый день ждала красивая девушка весточку от литератора, проверяя у окна, не летит ли милый сизарь обратно с письмом, хоть и знала, что раньше пяти его не будет точно. Но сердцу, ведь, не объяснишь. И потому, караулила с раннего утра, глядя в точку над шпилем ратуши, откуда он должен был появиться. Иногда литератор не мог писать ей, будучи с отъездом в столице, и тогда в жизни девушки наступали черные дни. Она хандрила, спорила с матерью и тетушкой, хотя и была во все остальные часы сущим ангелом во плоти, поздно тушила свечи, и ничего почти и не ела, кроме чашки чаю и кусочка шоколада.

Едва голубь прилетал, красивая девушка садилась писать скорый ответ, и поэт, получив и читая её обратное послание, мог, не надевая даже очки на нос, явственно насчитать не менее тринадцати солёных капелек, разбрызганных по буковкам. И ему становилось ужасно неловко, что его безответственное поведение – причина появления этих солёных брызг, и он давал себе слово, что не пропустит больше ни одного дня, и даже уезжая, поручит слуге выпускать в небо почтаря с загодя составленной записочкой.

Настала зима. И однажды красивая девушка тяжко заболела и слегла в постель. И литератор, читая её письмо, где она уверяла, что ничего страшного не случилось, и скоро должна обязательно выздороветь, углядел капельки крови, и понял, что у неё – чахотка. И тогда он забросил все свои дела, и стал раньше вставать, и пил уже кофе, сваренный из девяносто девяти зёрен, и садился за письменный стол, и писал каждый день одну главу волшебной сказки, которую ей отправлял, чтобы она не падала духом. И таких глав он написал ровно сто.

И самым удивительным образом красивая девушка выздоровела, и все лекари в удивлении разводили руками, потому что она была такая утонченная и воздушная натура, что казалась совсем не созданной для этого мира. И оставалось загадкой, как ей удалось победить свою страшную болезнь, которая не жалует и людей покрепче – стряпчих, трубочистов, торговцев чаем, лоцманов, кузнецов и даже трактирщиков.
И когда красивая девушка выздоровела, она взяла стопку писчей бумаги и сочинила предлинное письмо поэту, в котором выражала признательность за его бескорыстную дружбу и объяснялась ему в любви, и хотела его, наконец, увидеть. И также написала, что готова отдать ему свою невинность и свою жизнь, чтобы в его скромном домике, увитом плющом и розами, быть ему женой и матерью его детей.

И поэт, прочитав эти строки, страшно задрожал и глянул на себя в зеркало, где увидал почти старика уже, с морщинистыми веками вокруг детских голубых глаз, и взял пинцет, и выщипнул три седые волоса на виске. И всю ночь он думал, что ей ответить, а утром написал, что с величайшим удовольствием желает её увидеть и обнять.

И они договорились встретиться в городе, где жила красивая девушка, в двенадцать часов дня у ратуши. И на следующее утро литератор выпил кофе из ста двенадцати зёрен, гладко выбрился, выщипал себе брови, нарумянил лицо, напудрился, обрызгал духами кафтан и парик, и сел в фаэтон, который повез его к невесте. Всю дорогу он прочищал горло лимонной водой и тренировал строфы, которые будет говорить своей возлюбленной. Несмотря на такую тщательную подготовку, голос его предательски дрожал, как будто хозяин голоса приготовлялся к повешению, и репетировал своё последнее слово. Чем ближе поэт приближался к месту свидания, тем более жалел, что согласился на эту встречу.
Наконец, прибыли. Велев кучеру дожидаться своего возвращения, он двинулся к ратуше. А там, около кирпичной стены, уже стояла она, чудесная, как самая изумительная бабочка, усевшаяся на красную кладку. Проходившие мимо прохожие оборачивались на неё и долго смотрели, пока жены их не начинали шипеть и тыкать ревниво локтями под ребра, требуя приличия.

И поэт с каждым шагом замедлял свой ход, будто идя на плаху, и понимая, что он совсем не достоин даже частички этого сокровища, которое дожидается его. Этого очаровательного цветка, ослепшего в своей влюблённости и не осознающего, что он ей – совсем не пара. И хотя литератор и прежде говорил, и часто, об их разнице в возрасте, мысль, что он своей коварной перепиской обаял эту невинность, пригибала его к земле так, что ему хотелось превратиться в ящерицу и уползти от стыда между брусчаткой мостовой. И он прошел мимо неё, совсем рядом, ровно настолько, чтобы она заприметила эту нелепую фигуру в старомодном кафтане и подумала про себя: какой удивительный старик с тростью.

И он миновал здание ратуши, сел в фаэтон и велел катить обратно. А девушка, так никого и не дождавшись до трех часов пополудни, вернулась домой, села у окна, и задумалась. И вдруг одна мысль поразила её сознание, и она схватила бумагу, и принялась писать много и долго, лист за листом, а потом запечатала и, привязав голубю, отправила послание своему возлюбленному. Но он, так и не распечатав его, сжег письмо на огне свечи, собрал чемоданы, и той же ночью укатил на корабле в Австралию. После этого дня их переписка прервалась.

Спустя полгода, настойчивыми стараниями матери и тетушки, красивая девушка была выдана замуж за преуспевающего лондонского фабриканта, двадцатью годами её старшего, владельца шести суконных фабрик, сорока двух складов и восьми пароходов. Они живут в огромном доме на юго-западе от Вестминстера, она родила ему четверых детей, оба счастливы и любят друг друга.

Facebook Comments
Shares 0

2 comments

Подписаться на блог по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях в этом блоге.

Join 224 other subscribers

Recent Posts