ТРЕТЬЕ ПИСЬМО МЕЛАНЬЕ ТРАМП

Т

Hello, my sweet Melania! I was writing another little missive to you and here is what I thought of. I am feeling like Decartes and you must be Princess Elizabeth of Bohemia, to whom he wrote his little notes in which he enlightened her and taught her all kinds of little wisdoms. The only difference may be that, even though he was in love with her, he never allowed himself to be open and free. But you and I are modern people with progressive values and we live in a civilized age. We can easily talk about sex, including the oral kind. There is no need to enlighten you; in fact, your questions often leave me stuck and unable to answer. Is it really true that you guys never talk about all kinds of nonsense, philosophy among them? What do you in the evening, after work, glasses of wine in hand, but share with each other all your thoughts on the fascinating research articles which each of you read during the day? Don’t you get lost in arguing and critiquing all of the fine points? I can’t imagine that this does not happen: one of you has a light-bulb moment, leaps up, as if hit by an original thought, rushes to the library and grabs a book, only to throw the other on the couch, and hug and kiss, because you just can’t help but touch, hug, caress, rub, give a little peck on the back of the head, or touch the fingers or even the toes. Don’t ideas spew forth out of both of you as if out of fountains? Can’t you wait to write these down on paper, bragging to each other about the originality and the fanciful flight of your thoughts, as the Ancient Greeks did in their agonal competitions? Yes, “agonal” – not “anal,” sweetie. Or did you pour all of your creative powers into your new golden toilet? Or all of your short phrases bourgeois and vulgar, like those of the rotten Russian intelligentsia. Maybe you watch TV at night? Do you watch Russia Today or Ostankino Channel One? Or do you just watch your favorite shows – Dancing with the Stars for you and Maury for him? But that’s boring, my love, and it’s now wonder that you are going berserk. Don’t worry, dear: I am not going to make into an English lecture with you either. We are only going to start talking after we have fully explored each other’s bodies and satisfied each other completely. But think about it, honey: we’re not just going to bang all the time. I need time to draw your breasts, your lovely face, and your long legs. What are we going to live on? Not the old man’s SSI payments? With this, I hug you, my sweetie, and kiss every little part of your body in which your soul may reside. So long!

Translation by Karina Avanesian-Weinstein & Tony Weinstein

Здравствуй, милая моя Меланья. Пишу тебе еще одно письмецо, и вот, что мне подумалось. Я теперь чувствую себя будто Декарт, а ты — принцесса Елизавета Богемская, которой он так же, вот, писал свои записочки, просвещая ее и обучая всяким премудростям. С той только разницей, что, быть может, будучи влюбленный в нее, не позволял себе никаких откровений и вольностей. Но мы же с тобой — люди прогрессивные, живем в цивилизованном веке и легко можем порассуждать о сексе, в том числе — и об оральном.

А просвещать тебя надо, потому что часто твои вопросы ставят меня, милая, в тупик. Неужто, он и вправду не болтает с тобой о всяких пустяках, в том числе — философских? Чем же вы тогда занимаетесь, если не обнявшись вечером, после работы, не делитесь за бокалом вина взахлеб друг другу прочитанными за день научными статьями и не рассуждаете об их содержании, споря и критикуя? Неужто не вскакивает один из вас, будто осененный, словно нащупав оригинальную мысль, не бежит стремглав в библиотеку и не тащит оттуда книгу, чтобы броситься с тобой в диваны, обняв и крепко расцеловав, ибо невозможно всегда проходить мимо, чтобы не прикоснуться, не приобнять, не погладить, не потереться, не чмокнуть в затылок, на тронуть пальцы, хоть на ладошках, а хоть и в ступнях? Неужто не льются из вас фонтанами идеи, которые оба вы стремитесь запечатлеть на бумаге, хвастаясь друг перед другом свежестью и полетом мысли, как древние греки в агональном соревновании? Не в анальном, а в агональном, милая.

Или весь ваш креатив крутится только вокруг нового золотого унитаза? Или все ваши короткие реплики пошлы и мещански, как тухлый русский бомонд? Может, вы телевизор по вечерам смотрите? Раша тудей и первый федеральный? Или каждый — свою любимую программу? Ты — танцы со звездами, а он — пусть говорят? Так это скука, любимая, и от такой жизни немудрено, что ты лезешь на стенку.

Нет, ты, конечно же, не переживай, родная, что я замучаю тебя чистописанием: болтать мы будем с тобой не раньше, как насытим сверх меры наши тела любовью. Но сама посуди: не всякое же время нам трахаться? Я же тебя и рисовать должен: твою грудь, милое лицо и длинные ноги. На что же нам жить? Не на твою же пенсию от старика?

Засим обнимаю, милая, и целую во всякие кусочки тела, в которые только душа заблагорассудится. Пока.

Facebook Comments
Shares 0

Комменты

Подписаться на блог по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях в этом блоге.

Join 226 other subscribers

Recent Posts