Девушка в красном

Д

Признаюсь честно, как на духу, я тут не при чём. Виновата игра, в которую сошло с ума половина населения. Я лишь только то и делал, что ловил телефоном этих дьявольских покемонов, когда в один день мне попалось нечто совершенно удивительное. Я стоял на Пряжке, у канала, пытаясь расквитаться с одной такой бестией, как вдруг увидал в другом углу айфона странное создание. Что-то мелькнуло на экране вскользь, так, что я даже не успел сообразить. Какие-то заломанные девичьи руки в алом, которые она держала над кукольной своей головой, над своими волнистыми золотыми прядями, будто умоляя. Я принялся искать, но след её простыл.

Во второй раз я поймал её экраном на Гороховой, поздно вечером, она пробежала мимо, улыбнулась мне и юркнула в кирпичную стену ночного клуба. Придя домой, я решил твердо во всем разобраться и стал наводить справки. Я перелазил все форумы, все чаты и все сообщества, перебрал все инструкции и описания, но нигде и никто не знал её. Я был в бешенстве. На третий день бесплодных метаний в интернете я внезапно уцепил след. Нечто подобное видели на другом конце света, в Сан-Франциско, один китаец приметил похожую фигурку на углу Маркета и первой стрит. Я списался с ним, но он знал не более моего. В третий раз, решил твердо, я уже не упущу.

В тот вечер голова моя была совсем чугунная и страшно кружилась, я выловил изрядно этих бесов, злорадно их раздавил, и отметил это дело дюжиной стопок в бримбориуме у Кузина, как вдруг снова увидал её. Ошибиться я не мог: то же одеяние, тот же профиль, те же локоны. Она выскочила из шикарного лимузина на Мойке, куда я уже успел пришляться с Невского, я уцепил её в прицеле, совсем не понимая, как ловится эта чертовщина. Маленькая полуголая девица в роскошном красном платье отбивалась от ухажера. Пикачу плюнул, сел обратно в роллс-ройс и укатил. Я держал её на айфоне во все глаза: попалась голубушка! Она глянула вправо-влево и юркнула в шикарную парадную. Я побежал следом.

Здоровенный черный покемон в очках загородил мне дорогу. Сунув лапу во внутренний карман пиджака, он давал понять, что шутки с ним теперь плохи. Я спрятал телефон, нырнул под локоть и дал ему снизу что есть силы в челюсть. Бедняга грохнулся навзничь, голова его треснула о мраморный пол. Девица это приметила, взвизгнула и побежала по лестнице. Я бросился за ней, скользя ботинками по фиолетовой покемоньей крови. Мы пронеслись тридцать три пролета, она толкнула прекрасными голыми руками дубовые двери, они отворились, мы вбежали в огромную танцевальную залу.

В ярко освещенной гостиной вальсировали бесы. Сотни пар, наряженные в цветастые парчовые наряды, двигались под звуки валторн и кларнетов, которые искусно выдували полдесятка жаб в углу – лягушачий квартет играл на редкость удивительно изящно и слажено. В другом углу жарко пылал камин, сложенный из поповских сутан; сами епископы давно истлели. Внутри его, на огромном вертеле, медленно вращался проткнутый насквозь господин губернатор. Два служителя в костюмах Панталоне и Арлекина поливали его поджаристую спину чесночным соусом с оливковым маслом. Бедняга был еще жив, но не имел сил жаловаться – рот его был заткнут фаршированными перепёлками. Я молча выразил несчастному своё почтение, да он и не мог слышать – из ушей его торчали маринованные фиги, и бросился вдогон моей беглянки. С десяток чертей повисли на моих рукавах, но я вооружился французским багетом и раскидал их, как груши: меня было не остановить. Мы выскочили вон во вторые двери, и тут же попали в дивный сад.

Девица скоро улепетывала, платье её совсем распахнулось, спина была совершенно голая. Никогда в жизни я не видел более изящного тела. Два крыла цвета топлёного молока были вытатуированы на её лопатках. Она ловко пронеслась кусты магнолий и лимонный куст, в котором лежал алебастровый кот и вильнула влево. Паскудное это животное недобро глянуло, приподнялось на лапах и швырнуло мне из хвоста в лицо горсть монет, таких мелких, что они засыпали мне глаза. Дальше было маленькое озеро, покрытое цветами лотоса, незнакомка вскочила и поскакала в своих лиловых туфельках по огромным мясистым листьям. Я бросился следом и провалился в воду; ничего страшного, мне было только по пояс.

Громко закричала выпь, ухнул филин, звякнула смс и тонкая гигантская цапля наклонилась откуда-то с неба, чтобы ткнуть мне в самое темечко. Я ухватил за птичью шею, она показалась мне знакомой на ощупь – глянул вверх – с неба свешивалась моя собственная елда, я заорал и выпустил это чудовищное недоразумение из своих пальцев. Бегущая по лотосу дева едва выскочила на берег, сплошь заросший вереском, как справа наперерез ей метнулись огненные собаки. Охотник поднял мушкет и прицелился, я вынул телефон и размазал его к дьяволу. В несколько секунд псы схватились за края девичьего платья и принялись его жадно рвать. Беглянка закричала и вдруг взмыла в воздух. Нарисованные за её спиной крылья распахнулись и подняли красавицу в небо. Собаки сдернули её одеяние и принялись терзать его на траве. Я пнул сук под брюхо, они с визгом унеслись прочь. Я подпрыгнул и уцепился за девичьи лодыжки. Одна туфля слетела с её пятки, и оттуда полилось струёй шампанское. Я подставил глотку. Боже, это был золотой периньон!

Ангел мой поднимался всё выше и выше. Я крепко держался за ступню, обворожительный вид которой сводил меня с ума. Второй ногой она что есть силы долбила по моим пальцам, каблук её работал как отвертка, по которой сверху стучали молоточками. Суставы мои уже захрустели, когда я, наконец, перехватил её ножку и сдернул это грозное оружие. На голову мне брызнуло самым изысканным мартелем. Я глянул вниз, вослед брошенной обуви, там колыхалась ночная река, светящаяся прогулочными лодками, Адмиралтейство накренилось к Бирже и чиркнуло брильянтовой искрой, ростральные колонны вспыхнули и запылали. Всюду ударили салюты и начались народные гуляния, мосты заскрипели шестернями и распахнулись навстречу небу. Девица начала уставать, крыла её били всё тяжелее и тяжелее, мы стали падать. Впереди мелькнул шпиль, она неслась прямо к нему. Я трогал пальцам её голую пятку, похожую на вафельное клубничное мороженное.

Мы оба свалились на смотровую площадку. Я переводил дух и смотрел на её обнаженное тело, не в силах налюбоваться. Спереди у неё был вытатуирован олень. Едва я протянул руки к очаровательной груди, как животное ожило, ударило меня рогами и укусило за палец. Я отшвырнул его прочь, он упал и рассыпался на тысячу осколков. Девица вскочила и поскакала вниз по лестнице. После второго пролета она, страшась наступить босыми пятками на стекло, запуталась в своих коленях, нелепо перемахнула через поручень и стала валиться со шпиля, распластав руки. Я накрыл её собою, она широко распахнула зеленые глаза, недобро засмеялась и расправила крылья…

Айфон сел. Никого подо мной не было. Крепкие мои объятья держали пустое облако. Боже мой! Какой же я дурак! Счастье мое казалось так близко! Я же, вместо того, целый день ловил своих чертей. Я развел в стороны локти и глянул вниз, прямо со шпиля Петропавловской церкви. Брусчатка стремительно приближалась навстречу со скоростью падающего тела. Но мне было уже всё равно…

Facebook Comments
Shares 0

Комменты

Подписаться на блог по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях в этом блоге.

Join 225 other subscribers

Recent Posts