Дура года

Standard

По итогам уходящего года принято подводить итоги, отмечать какие-то яркие, запоминающиеся моменты его, какие-то события, высказывания, заявления, реплики. Для меня самым ярким таким моментом стал комментарий одной дамы под постом, по-моему, Аркадия Бабченко. Но не суть важно, потому что приз «Дура года» присуждается именно ей. За её яркий и эмоциональный комментарий, который характеризует один вздорный взгляд, весьма распространенный в народе. Не могу сейчас дословно его воспроизвести, но смысл там сводился к следующему.

На НТВ работал один несчастный мальчик, который отказался снимать порочащий репортаж об оппозиции, и его уволили. В итоге он остался без работы, а оппозиция, вместо того, чтобы его пристроить куда-то, умыла руки. Бедный юноша был вынужден заниматься какой-то там непрофильной работой и навсегда сохранил в душе ненависть к этой неблагодарной оппозиции. Дама посылала такой подлой оппозиции свои проклятья, и набрала некоторое количество лайков, что свидетельствует об уровне умственного состояния в стране.

В умах этой «дуры года» и иже с ней, оппозиция – это такая корпорация, вроде «Газпрома», которая сидит в офисах напротив Кремля, и оттуда руководит оппозиционной деятельностью. Денег у нее куры не клюют, примерно столько же, сколько у «Роснефти». И там есть свой Генеральный Директор оппозиции, вроде Сечина, зам генерального, менеджеры оппозиции, оппозиционные дизайнеры, офисный оппозиционный планктон и прочие оппозиционные сотрудники. Они там катаются, как сыр в масле, и все имеют медицинскую страховку с полным комплектом услуг, включая дантиста.

Как и все в Кремле, они точно так же едут из своих оппозиционных особняков на свою оппозиционную работу к девяти утра, обгоняя обычных людей со своими оппозиционными мигалками, сидят на оппозиционных совещаниях, столоваются в закрытых оппозиционных буфетах, где тарелка черной икры стоит семь рублей, отдыхают в оппозиционных банях, и трахают в свободное от оппозиции время блядей между попойками в оппозиционных ресторанах. Все то же самое, только знак у них другой. Если в Кремле – минус, то у них просто – плюс, ну, или наоборот, это как кому больше нравится.

«Дура года» как-то не может понять, что никакой работы, на которую можно было пристроить ее мальчика, у оппозиции просто нет, что она не получает ни от кого ничего, ни копейки, а только – по шее, битами и арматурами, как, например, получил защитник Химкинского леса Бекетов, умерший впоследствии от побоев. Никакого интереса никакому вменяемому человеку пребывать в оппозиции попросту нет, кроме одного – веления своей совести. «Дура года» понять этого, конечно же, не может. Нормальный человек становится оппозиционером безвозмездно. Никаких бенефитов, денег, наград или должностей в ОАО «Оппозиция» он не получает. Их просто не существует, как и не существует такой организации, в принципе.

Одно время оппозиция могла рассчитывать на пожертвования, которые можно было получать людям из различных благотворительных организаций, от частных лиц, находящихся в оппозиции к власти. Но все эти люди сейчас или убиты, или у них отобрали деньги, а для всяких зарубежных жертвователей такую возможность исключили последними путинскими законами.

Если же говорить об оппозиционной журналистике в России, то сейчас – это почти всегда безвозмездный труд. Чаще всего журналист, блоггер, готов писать только за право быть опубликованным, и получить признание, а уже потом, в дальнейшем, самостоятельно монетизировать свою популярность. Через контекстную, вирусную рекламу, которая приносит чуть меньше, чем ролик на Ютубе, набравший полмиллиона просмотрев, и повествующий, как вытащить сжатыми ягодицами гвоздь из дерева. Самые высокие гонорары, какие я знаю, составляют примерно $100/месяц за еженедельные публикации и выплачиваются иностранными изданиями.

Я знаю, как тяжело тому же Аркадию Бабченко, у которого банально нет никаких денег, потому что у него – семья и дети, которых надо кормить, а никакого вознаграждения за свою деятельность он не получает, поэтому и вынужден постоянно просить помощи, давая ссылки на банковскую карточку. Он живет плодами своего труда – копейками, которые поступают ему от продажи его книг. Поверьте мне, это сущая чепуха, даже по меркам России. Я сам кормлюсь только продажами моих холстов, ибо все мои книги, а это два сборника рассказов, повесть, роман, две книжки переводов и два альбома рисунков, принесли мне совокупно дохода меньше, чем продажа ОДНОЙ картины, которую я могу написать за неделю!

Никто из оппозиционных писателей, журналистов, критиков, сатириков или поэтов не зарабатывает своими текстами столько, сколько путевой обходчик в метро, бухгалтер в компании или прапорщик МЧС, не говоря уже о менеджере государственной корпорации. Все они выживают только благодаря каким-то другим источникам дохода: сдают квартиры, пытаются заниматься бизнесом, как делал это Навальный, адвокатурой, консультациями, переводами, уроками или гастролями. Все, чем могут прокормить себя самые топовые оппозиционеры – это выступления по миру, где они собирают скудные залы, 20-50 человек, что в тысячи раз меньше, чем какие-нибудь «Мираж», «Шатунов» или «На-на».

В дополнение ко всему этому оппозиционеры живут в условиях постоянного стресса, вечной слежки, государственного прессинга, издевательств, избиений, провокаций, угроз убийством, уголовного преследования и травли путинскими холуями, получающими из бюджета жирные дотации за свою деятельность, как получает их какой-нибудь бестолковый косноязычный клоун, типа Хирурга. Люди, которые не понимают этого – глупы, их надо высмеивать, над ними нужно потешаться. Именно поэтому корона из куриного навоза и приз «Дура года» уходит к незнакомке, уверенной, что оппозиция должна была пристроить на сладкое и жирное оппозиционное местечко несчастного мальчика из НТВ, уволенного за свою принципиальную гражданскую позицию. Быть принципиальным – не подвиг, а естественное состояние нормального человека.

Коп и афрогуманоид

Видео

Полицейский подходит к инопланетному афрочеловеку на автобусной остановке потому, что он — необычно одет и напоминает инопланетянина. Афрогуманоид просит его не арестовывать, потому что он обладает даром предвидения, и может избавить полицейского от червяков в его мозгу, на наличие которых указывает, делая руками волшебные пассы. Полицейский вызывает подкрепление, опасаясь, что инопланетянин аннигилирует его сероводородным бластером, и вежливо разговаривает с ним, разглядывая содержимое космических сумок пришельца. Пришелец недоволен тем, что коп не хочет его отпускать и требует документы. Через несколько секунд афроинопланетный гуманоид признается в том, что он, действительно, Афро Дед Мороз, что видно по его незамысловатому костюму. И собирался убить Санта Клауса террористическим способом. Он подходит к автомобилю копа и обесточивает его двигатель методом горячего синтеза. А потом вдруг хватает сумки, и убегает. Через минуту подъедет вторая машина и они попытаются арестовать инопланетянина кварталом дальше без объяснения причин. Но у них ничего не получится, потому что там его подберет летающая тарелка.

Sonya Sechin

Изображение

Сеть просто взорвали работы семилетней девочки аутиста по имени Соня Cечин, которая живет в городе Александровское, и рисует клиторы. Чем вызван ее интерес к клиторам — ученые понять пока не могут? Но девочка уже нарисовала около 130 клиторов. Искусствоведы говорят об очень высоком уровне мастерства ребенка и сравнивают ее работы с холстами Марка Ротко и Уорхола. Возможно, интерес к творчеству Sonya Sechin связан с усталостью от политических дебатов, всем хочется абстрагироваться от политики и лицезреть что-то красивое и душевное.

PIZZA SAN FRANCISCO

Видео

10 ингредиентов:
Мука, вода, дрожжи, соль, томатная паста, сыр с плесенью, моцарелла, чеснок, оливковое масло, базилик.

Тесто:

Взять муки 300 р. Воды 150. Соль 5 гр. Дрожжи – треть пачки сухих.
Муку соединить с солью, а дрожжи – развести в воде комнатной температуры. Влить воду с дрожжами в муку. Хорошо вымесить. Поставить подниматься 3 часа при комнатной температуре. Не надо в тепло – это не обязательно. Слепить два шара. Смазать оливковым маслом, поставить на ночь в холодильник в контейнер. Утром выложить, дать подняться в течение часа. Можно хранить до 3 дней. [Если пиццу нужно делать в этот же день – значит, в холодильник не ставим, но лучше дать побольше времени постоять].

Соус: томатную пасту развести таким же количеством воды, добавить пару зубчиков измельченного чеснока, перемешать.

Взять один шар теста, размять, раскатать на руках или в скалке в лепешку с краями. Противень присыпать мукой или смазать маслом, чтобы пицца не прилипла, уложить лепешку. Выложить сверху две ложки соуса, размазать. Разложить 30-40 грамм сыра с плесенью [самого вонючего, какого сможете найти]. Взять полшара моцареллы, 75 гр. разорвать на мелкие куски, и раскидать сверху по пицце.

Листья базилика положить в миску, залить оливковым маслом и вымесить, чтобы не сгорели в печи. Разложить на пицце сверху. Выпекать в разогретой духовке на противне на самой максимальной температуре 6-10 мин в зависимости от печи и её мощности. [Можно делать на камне или на стальном листе, тогда их надо разогревать в печи, а лепешку выкладывать на камень с лопатки].